Может ли должник продать единственное жилье

Содержание

Единственное жилье должника: продать или оставить?

Может ли должник продать единственное жилье

Исполнительский иммунитет единственного жилья – актуальная тема для дискуссий на протяжении последних 8 лет, а вопрос об установлении пределов указанного иммунитета интересует юридическое сообщество не первое десятилетие.

Однако проблема существенно обострилась после принятия Постановления Конституционного Суда РФ от 14 мая 2012 г. № 11-П. В нем КС поручил федеральному законодателю разработать механизм, который позволит в некоторых случаях установить границы исполнительского иммунитета.

Речь идет о ситуации, когда недвижимость явно превышает уровень, достаточный для удовлетворения разумной потребности гражданина-должника и членов его семьи в жилище.

Конституционный Суд отметил, что для такого рода случаев необходимо предусмотреть систему гарантий сохранения за должником жилищных условий, необходимых для нормального существования.

С одной стороны, Суд не усомнился в конституционности самого правила об иммунитете, с другой – признал, что в отдельных ситуациях налицо нарушение баланса интересов должника и кредиторов.

Попытки законодателя реализовать волю КС

До сегодняшнего дня законодатель не исполнил поручение высшего органа конституционного контроля. Вместе с тем нужно признать, что мы живем в период, когда роль «флагмана» в развитии частноправовых институтов исполняет банкротное право.

Так называемый «банкротный тест» позволяет наиболее четко выявить несправедливость в случае, когда должник искусственным образом концентрирует свои активы в дорогостоящем жилье. Если его цель – причинить вред имущественным интересам кредиторов, судья не должен руководствоваться общим правилом о «неприкосновенности» единственного жилья.

В противном случае решение суда будет демонстрировать, что недобросовестное и противоправное поведение может получить одобрение.

На пороге 2021 г. – т.е. в недалеком будущем практике применения Постановления КС № 11-П исполнится 10 лет. Однако законопроект Минюста России (№ 01/05/11-16/00059339), хотя неоднократно представлялся в доработанной версии, так и не достиг логического завершения – не был принят.

В 2017 г. был опубликован вариант проекта поправок, в котором предлагалось допускать объекты со статусом «единственного жилья» до продажи.

В качестве условий указывалось превышение размера жилого помещения вдвое в сравнении с установленной нормой предоставления площади или двукратное превышение стоимости жилого помещения, соответствующего норме предоставления. За ориентир законодатель взял показатель в 36 кв. м на человека.

Правило о пределах действия исполнительского иммунитета предлагалось распространить только на долги из алиментных обязательств и требования, вытекающие из причинения вреда.

В 2018 г. проект поправок был снова переработан и содержал новое предложение по формату изъятия единственного жилья. Согласно представленным поправкам изымать «роскошное» жилье разрешалось независимо от характера долга, но только в рамках процедуры банкротства гражданина – собственника спорного объекта недвижимости.

Параметры определения жилья как элитного размыты формулировкой о том, что не считается роскошным жилище, стоимость которого заведомо не превышает 30 млн руб. либо площадь которого на каждого проживающего в нем члена семьи должника не превышает 30 кв. м.

Указанным правилом предлагалось руководствоваться, пока не доказано иное.

Прежний вектор: продать, нельзя оставить

Практика судов, словно маятник, качалась в разные стороны параллельно тщетным усилиям законодателя по разработке действенного механизма поиска баланса между интересами должника и кредиторов. Судьи пытались достичь указанного баланса разными способами:

  • путем выделения доли должника в единственном жилье и обращения на нее взыскания;
  • наделением кредитора правами сособственника спорного жилья;
  • используя конструкцию размена «роскошного» жилья на квартиру меньшей площади1;
  • посредством игнорирования правила исполнительского иммунитета из-за допущенного должником злоупотребления правом.

ВС допустил изъятие у гражданина-банкрота единственного жилья стоимостью 28 млн руб.Суд указал, что должник не опроверг доводов кредитора о том, что целью подачи заявления о собственном банкротстве была попытка прекратить процедуру обращения взыскания на его пятикомнатную квартиру

Последняя ситуация была подкреплена Определением Верховного Суда РФ от 29 ноября 2018 г. № 305-ЭС18-15724 по делу № А40-67517/2017.

Тогда ВС на примере частного случая указал на недопустимость использования правила исполнительского иммунитета, если должник сознательно причинил вред кредиторам и искусственно создал ситуацию, при которой на статус единственного жилья претендовала пятикомнатная трехэтажная квартира общей площадью 198 кв. м и стоимостью свыше 28 млн руб.

Впоследствии окружные суды руководствовались той же логикой. Так, АС Уральского округа в Постановлении от 8 апреля 2019 г. по делу № А60-42286/2016 занял прокредиторскую позицию и указал на необходимость установления фактической, а не юридической нуждаемости должника и членов его семьи в жилом помещении, в том числе выяснения таких обстоятельств, как:

  • состоит ли должник в браке;
  • имеется ли у супруги (супруга) или несовершеннолетних детей должника помещение, зарегистрированное на последних, либо право бессрочного пользования жилым помещением, не принадлежащим должнику;
  • предыдущее место регистрации должника и членов его семьи и обстоятельства, определяющие причины и основания изменения места жительства по месту нахождения спорной квартиры.

Иными словами, практика судов следовала четко определенной линии КС о принципиальной возможности установления границ действия иммунитета единственного жилья. Однако отсутствие четких критериев «роскошности» жилых помещений не позволяло прийти к единообразному формату разрешения спорных ситуаций.

Новый вектор: продать нельзя, оставить

«Маятник правоприменения» качнулся в противоположную сторону, когда Верховный Суд опубликовал Определение № 309-ЭС20-10004 по делу Дмитрия Стружкина (№ А75-13265/2020).

ВС: Кредиторы не вправе принять решение о размене квартиры должника для включения разницы цены в конкурсную массуПринимая решение, Суд сослался на постановление КС от 2012 г., во исполнение которого законодатель должен урегулировать данный вопрос на случай, когда недвижимость явно превышает уровень, достаточный для удовлетворения разумной потребности должника

Коллегия по экономическим спорам ВС сделала общий вывод о том, что КС в своих правовых позициях недвусмысленно исключил возможность решения судом, рассматривающим конкретное дело, вопроса об установлении правил предоставления замещающего жилья взамен «роскошного» до внесения соответствующих изменений в законодательство.

Формулировка Верховного Суда, на мой взгляд, прямая и жесткая. Ее можно трактовать как пресечение практики приобретения должнику «альтернативного» жилья.

Думается, что указанная трактовка опасна в контексте защиты прав кредиторов, поскольку может восприниматься недобросовестными должниками как позволяющая прикрываться от обязанности уплаты долга конституционным правом на жилище.

Это особенно актуально в случаях, когда жилье представляет собой элитный особняк или трехуровневую квартиру.

Вместе с тем в мотивировочной части определения, на мой взгляд, содержится логическое противоречие. Указав, что никто, кроме законодателя, не вправе определять критерии «элитности» жилого помещения, Коллегия пришла к выводу, что имеющуюся у должника квартиру площадью 40 кв.

м нельзя признать для него роскошным жильем. То есть ВС оценил «единственное жилье» на предмет превышения разумной потребности в жилище без установленных законодателем критериев.

Указанное противоречие иллюстрирует пробел в регулировании, который на сегодняшний день приводит к высокой степени судейского усмотрения при разрешении подобных споров.

Важность установления законодательных ориентиров

С точки зрения общего принципа справедливости судебного разбирательства напрашивается вывод о том, что должник, «единственное жилье» которого представлено, к примеру, пятикомнатной трехуровневой квартирой в Московской области (площадью 198 кв.

м), и лицо, заявляющее о том, что у него имеется лишь квартира в г. Ижевске площадью 40 кв. м, не должны получать одинаковую защиту имущественных прав. В то же время в сравнении, например, с должником, имеющим в собственности лишь комнату площадью 17 кв.

м, даже владелец скромной квартиры в Ижевске будет считаться обладателем «элитной» недвижимости.

Длительное бездействие законодателя может объясняться сложностью установления универсальных нормативов достаточности жилой площади для удовлетворения разумной потребности в жилище. Очевидно, что такие нормативы от региона к региону будут различаться.

Разумная потребность в жилище, на которую указал ВС, – понятие относительное. Законодателю необходимо учесть не только региональные особенности, но и уровень развития инфраструктуры каждого отдельно взятого района.

В связи с этим видится, что показатели, по которым будут определяться площадь и иные характеристики «альтернативного» жилого помещения, приобретаемого взамен «единственного» жилья, должны быть обозначены применительно к каждому населенному пункту.

В противном случае установить равновесие между гарантиями конституционного права на жилище и интересами экономического оборота будет крайне сложно.

1 Постановление АС Уральского округа от 29 мая 2020 г. по делу № А60-56649/2017. 

Источник: https://www.advgazeta.ru/mneniya/edinstvennoe-zhile-dolzhnika-prodat-ili-ostavit/

Продаем «единственное» жилье должника. Исследование судебной практики

Может ли должник продать единственное жилье

Исследуя вопрос исполнительского иммунитета единственного жилья при банкротстве граждан я понял, что нет глубокого исследования судебной практики касательно критериев его неприменения. То есть, как правило, взыскатели, понимающие, что у гражданина жилье единственное пригодное для проживания опускают руки и позволяют должнику исключить его из конкурсной массы.

Но это не правильно. Как известно,  правосудный и независимый маятник судов склонился в сторону кредиторов и суды направо и налево все, что имеет нотку аффилированности и недобросовестности признает недействительным. 

Дела по этой категории споров доходят до верховного суда крайне редко и каждое определение судебной коллегии грохочет как гром среди ясного неба в юридическом сообществе. Поэтому, основывая свою небольшую статью на постановлениях доблестных, но не всегда справедливых и независимых окружных судах.

В этой статье мы рассмотрим конкретные критерии, которые позволили окружным судам прийти к выводу о том, что «единственное жилье» не подлежит исключению из конкурсной массы и его стоимость подлежит распределению между кредиторами.

Всего таких критериев я выявил 10, некоторые из них вполне себе понятные и многие скажут, что нового я ничего не сказал, но вы удивитесь, что и на ровном, казалось бы, месте суды умудряются не только «упасть», но и «упасть» дважды.

Апартаменты являются нежилым помещением, предназначенным для временного проживания граждан. На апартаменты не распространяется правило абз. 2 п. 1 ст. 446 ГПК.  

  1. Жилое помещение, находящееся в залоге.

Диспозиция абз. 2 п. 1 ст. 446 ГПК содержит четкое указание на возможность обращения взыскания на предмет ипотеки.

…за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращео взыскание. 

Тем не менее, суды умудряются на только исключить  квартиру из конкурсной массы в первой инстанции, но и оставить в силе определение суда первой инстанции.

  1. Недобросовестное поведение должника

Да, сейчас именно о деле Фрущака. Верховный суд отстоялся в сторонке не сказал ни слова относительно недобросовестного поведения должника, а лишь применил полный набор преюдиций и направил дело на новое рассмотрение. Заседания в первой инстанции еще не было, но посыл уже ясен. Более подробно об этом деле можете прочесть тут. 

Верховный суд сослался на постановление Московского областного суда, который указал следующее:

Действия должника в период обращения взыскания на спорную квартиру направлены на создание видимости наличия обстоятельств, препятствующих обращению взыскания на спорную квартиру, и сокрытие имущества от обращения на него взыскания, что свидетельствует о недобросовестном поведении должника, который злоупотребил правом, пытаясь уйти от уплаты долга. 

Вспомним определение Верховного суда № 305-ЭС18-13822 от 04.02.2019 по делу №А40-109796/2017.

Верховный суд отказал в исключении единственного пригодного жилья из конкурсной массы на основании того, что данное исключение нарушило бы права единственного кредитора должника – его бывшей жены.

Суд проводит очень интересное толкование условий мирового соглашения, заключенного между бывшей женой и должником, и приходит к выводу о том, что необходимо учитывать интересы не только должника и его новой семьи, но и бывшей жены и ребенка.

Более подробно об этом определении я писал тут. 

  1. Сокрытие жилого помещения от кредиторов

В постановлении от 18.09.2017 N Ф04-3265/2017 по делу N А03-4289/2016 Арбитражный суда Западно-Сибирского округа указал, что должник на основании судебного решения о признании за должником права собственности на спорную квартиру в силу приобретательной давности владеет квартирой, но при этом должным образом это право не зарегистрировал, в квартире никто не зарегистрирован.

Суд указал, что должник в данной квартире не зарегистрирован и не проживает. В спорном жилом помещение проживают посторонние для должника люди.

Факт наличия единственного жилого помещения в собственности не должно и не презюмирует возникновения в отношении него исполнительского иммунитета.

  1. Соблюдение исключительно интересов должника

В постановлении от 04.10.2017 N Ф07-436/2017 по делу № А56-71357/2015 Арбитражный суд Северо-Западного округа отметил:

Возражая против удовлетворения заявления должника, кредитор указал, что выбранный должником для проживания объект недвижимости по своим характеристикам явно превышает уровень, достаточный для удовлетворения разумной потребности гражданина-должника и членов его семьи в жилище.

Согласно произведенной финансовым управляющим Козяковым А.В. оценке имущества должника, стоимость квартиры составляет 20 873 635 руб., а стоимость жилого дома – 1 000 000 руб.

…Вывод суда первой инстанции о том, что проживание должника в доме в  Ленинградской области исключает возможность обеспечения условий, необходимых для достойного существования, не мотивирован в достаточной степени.

Данное обстоятельство судами не учтено. Принятыми по делу судебными актами соблюдены исключительно имущественные интересы Закревского П.А. в ущерб интересов его кредиторов.

Квартиру за 20 млн. придется продать, а жить должник будет в доме за 1 млн рублей.

Аналогичные выводы содержатся в постановлении Арбитражного суда Московского округа от 27.06.2018 N Ф05-8500/2018 по делу N А40-9889/2017.

  1. Не является единственным жильем.

Источник: https://zakon.ru/blog/2019/2/25/prodaem_edinstvennoe_zhile_dolzhnika_issledovanie_sudebnoj_praktiki_77305

Должник перед банкротством продал единственное жилье. Имеют ли право кредиторы на деньги от его продажи? Часть 1

Может ли должник продать единственное жилье

Мы начали говорить о единственном жилье и о том, могут ли его принудительно продать для расчетов с кредиторами, в статье «Жилищный вопрос или почему важно своевременно подавать заявление о собственном банкротстве?».

Однако, бывает так, что единственное жилье было продано задолго до того, как гражданин начал процедуру своего банкротства.

Какие при этом у должника риски?

Совершенные в пределах трех лет до принятия судом заявления о признании должника банкротом сделкипопадают в период подозрительности. То есть, в зону интереса кредиторов.

Сейчас поговорим, о том, какие сделки с единственным жильем не могут быть оспорены в интересах кредиторов, а если таковые иски и подаются, то суд отказывает в их удовлетворении.

Отчуждение жилого помещения может происходить в результате заключения договоров:

  • купли-продажи;
  • дарения;
  • мены;
  • пожизненной ренты;
  • вклада в уставный капитал
  • иные сделки, крайне редко встречающиеся на практике.

Наиболее часто, конечно, встречаются купля-продажа и дарение.

Целью оспаривания сделок в рамках дела о банкротстве является возврат в конкурсную массу того имущества, которое может быть реализовано для удовлетворения требований кредиторов.

Поэтому, не признается недействительной сделка по отчуждению должником жилья, если на момент рассмотрения спора в нем проживают должник и члены его семьи. При возврате помещения в конкурсную массу такое жилье будет защищено исполнительским иммунитетом.ст. 446 ГПК РФ, п.4 Постановления №48 от 25.12.2018  Пленума Верховного Суда РФ.

Иными словами, если сделка должником была совершена формально (фиктивно), без реальных намерений передать иному лицу, и фактически он и члены его семьи продолжают в нем проживать, то есть – данное жилье является для них единственным пригодным, то смысла в оспаривании такой сделки нет, так как оно не приведет к пополнению конкурсной массы.

Например, по делу А60-15044/2017 оспаривался договор дарения должником в пользу своих несовершеннолетних детей. По данному делу заключено мировое соглашение, предусматривающее следующую декларацию:

Должник осознает, что его право на единственное пригодное для постоянного проживания жилье не восстанавливается и право собственности на данное жилье сохраняется за детьми; а также в случае расторжения брака и проживании детей с матерью, бывшая супруга при наличии такого желания может выселить должника из данного жилого помещения, в таком случае законные основания для проживания в нем должника будут отсутствовать. Дело было прекращено.

Собственниками квартиры остались дети должника.

А как же обстоят дела, если это было не дарение, не «купля-продажа» своим близким родственникам, ареальная продажа с получением денег?

Постановлением 17 арбитражного апелляционного суда отказано в удовлетворении заявления об оспаривании договора купли-продажи должника по отчуждению жилого помещения по делу А60-50456/2017.

Суд указал, что заявленные требования удовлетворению не подлежат, поскольку спорная квартира не могла являться частью конкурсной массы, постольку сделка не могла повлечь предпочтение одного из кредиторов перед требованиями других кредиторов, в том числе привести к изменению очередности.

Таким образом, поведение должника по отчуждению принадлежащего ему единственного пригодного для постоянного проживания жилого помещения – квартиры, на которую в силу действующего законодательство не могло быть обращено взыскание, не может быть расценено как противоправное, совершенное со злоупотреблением правом.Постановление 17 арбитражного апелляционного суда от 21.08.2018

Говоря простыми словами: да, должник продал квартиру и куда-то дел деньги от ее продажи, но если бы это не было сделано, квартиру все равно нельзя было бы продать в банкротстве, так как она на момент продажи являлась единственным жильем.

Как вы уже поняли, анализируя сделки, финансовый управляющий не имеет права не проверить, являлось ли спорное имущество единственным жильем должника (выписки из реестра прав, сведения о регистрации по мести жительства и пребывания, данные управляющих компаний о потребленных ресурсах, опросы соседей участковыми уполномоченными и т.д.).

Если данное обстоятельство сомнения не вызывает, то обращение по оспариванию таких сделок, как правило, нецелесообразно и не осуществляется.

А что делать управляющему, если единственное пригодное для проживания жилье должника было продано им не по рыночной, а по заниженной цене?

Есть ли необходимость в спаривании такой сделки в интересах должника и кредиторов? Скорее нет, так как кредиторы при возврате жилья все равно не получают пополнения конкурсной массы, а могут получить и еще одного кредитора-конкурента, которому должник будет вынужден возвращать деньги, полученные ранее за такую продажу.

Важный постулат, которого придерживается в деятельности финансовый управляющийРыбникова А.В.и который только начинает формироваться в судебной практике (формируется с трудом): денежные средства от реализации единственного жилья (как и разница между рыночной ценой и заниженной ценой сделки) включению в конкурсную массу не подлежат.

Так, в рамках в рамках дела о банкротстве А45-5012/2013 конкурсный управляющий заявил об истребовании у должника 4 670 000 руб. – это денежные средства, полученные от продажи жилого помещения.

Отказывая в удовлетворении заявления об оспаривании, суд первой инстанции указал, что проданное единственное жилье не подлежало включению в конкурсную массу. На полученные от продажи денежные средства Михайлов И.В. приобрел квартиру меньшей площади для себя и своей семьи.

Как уже выяснили, интересы кредиторов в данном случае не нарушатся.

Учитывая, что  разница между рыночной и реальной ценой продажи единственного жилья в конкурсную массу не включается, соответственно, взысканные денежных средств с другой стороны сделки, приведут лишь к пополнению личных финансов должника, на которые также действует исполнительский иммунитет, что к достижению целей процедуры банкротства должника также не приведет (если только должник добровольно не внесет их в конкурсную массу, что маловероятно), что говорит о нецелесообразности данных действий управляющего.

Продолжение следует

Во второй части поговорим про бизнес-план имени Остапа Бендера – то есть, о том, как суд наказывает злоупотребляющих должников.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/vpraveonline/doljnik-pered-bankrotstvom-prodal-edinstvennoe-jile-imeiut-li-pravo-kreditory-na-dengi-ot-ego-prodaji-chast-1-5d42e6e8520a9b00b1f327dd

Единственное жилье при банкротстве физического лица: что к нему относят, могут ли забрать и когда оно подлежит продаже?

Может ли должник продать единственное жилье

В 127-ФЗ «О банкротстве» прописано, что все имущество должника на момент введения этапа реализации подлежит инвентаризации и изъятию. Но есть некоторые исключения из данного порядка, которые представлены в перечне неприкасаемого имущества Гражданско-процессуального кодекса.

Что относится к категории единственного жилья

В 127-ФЗ при определении перечня исключаемого имущества из конкурсной массы содержится отсылка к Гражданско-процессуальному кодексу. В ст. 446 ГПК в перечне собственности с имущественным иммунитетом представлено, помимо другого имущества, единственное жилье. Речь может идти о квартире, комнате или жилом доме.

Так, если у должника в собственности есть квартира и дача, то квартира не подлежит продаже, так как она выступает единственным жильем. Дача не может являться единственной недвижимостью, так как на ней должник из-за отсутствия коммуникаций проживать не может. Поэтому дачный дом и участок могут быть проданы.

Согласно указанной правовой норме, под единственным жильем понимается жилое помещение, которое для должника и членов его семьи является единственно пригодным местом для проживания. Основные проблемы при практическом применении данного термина в судебной практике связаны с тем, что законодательно не уточняется, каким критериям должно отвечать такое жилье.

Могут ли у должника изъять единственное жилье

Единственное жилье не допускается изымать в ходе банкротства. Нередко участники дела о банкротства сталкиваются с сопротивлением кредиторов при исключении единственного жилья из конкурсной массы, которые пытаются всеми способами добиться его реализации.

Так, в деле А41-84978/2015 кредиторы настаивали на продаже дома, принадлежащего должнику, указывая на его избыточную площадь для проживания банкрота.

Они ходатайствовали перед судом о его продаже и покупке должнику более скромной недвижимости.

Естественно, они получили отказ в суде, так ни в одной законодательной норме не содержится упоминаний об избыточной площади для проживания. По данному вопросу проиграли кредиторы и кассационные суды.

Также по указанному вопросу есть решение Конституционного суда РФ №11-П от 2012 года. Хотя данное постановление было вынесено до введения процедуры банкротства, оно применимо и к этому процессу.

Высший суд указал, что законодательно не установлено понятия «слишком большое жилье для должника». В законодательстве отсутствуют нормы, которые бы разрешали изымать единственное жилье при банкротстве, ориентируясь только на стоимость квартиры или иной недвижимости в соотношении с размером задолженности.

Но в ходе этапа реализации имущества может открыться тот факт, что должник владел несколькими квартирами незадолго до банкротства, но в преддверии процесса избавился от всей собственности, кроме единственного жилья. Управляющий может проанализировать заключенные за последние три года сделки и оспорить их.

Если сделка была заключена за пределами трехлетнего периода, то она не может быть оспорена.

Управляющий вправе признать недействительной сделку, которая предполагала отчуждение недвижимого имущества, в пределах 3 лет до начала процедуры. Оспорить можно следующие виды сделок:
  1. Безвозмездные. Например, должник передал по дарственной все свое имущество, или по соглашению о разделе имущества после развода вся собственность перешла бывшей супруге.
  2. Сделки, заключенные с заинтересованными лицами – близкими родственниками.
  3. Сделки, подписанные на нерыночных условиях по заведомо заниженным ценам.

Если по результатам оспаривания сделок должника выяснится, что у него есть несколько пригодных мест для проживания, то решение о том, какое из них подлежит продаже и реализации, принимает суд.

Но даже если должник в последние 3 года совершал с единственным жильем перед банкротством какие-либо сделки, то оспорить их нельзя. Дело в том, что по ст. 61.1 127-ФЗ управляющий может оспорить сделки, которые нарушают имущественные права кредиторов.

Могут ли у должника изъять единственное жилье, если оно в ипотеке

Многие должники полагают, что единственное жилье исключается из конкурсной массы, и в связи с этим это правило распространяется и на купленную ими в ипотеку квартиру.

На самом деле это не так: заложенная по ипотеке квартира имеет особый статус. Она не находится в собственности должника до момента полного погашения им задолженности перед банком.

Он вправе пользоваться квартирой или домом, но не может ее продать.

Взыскание на ипотечную квартиру происходит не по нормам ГПК, а на основании Закона «Об ипотеке».

Должнику предстоит расстаться с ипотечной квартирой в ходе процедуры признания финансовой несостоятельности с большой долей вероятности. До 2019 году у должника, который добросовестно исполнял свои ипотечные обязательства, была потенциальная возможность обанкротиться по всем остальным долгам и остаться с ипотечной квартирой.

После выпуска Постановления ВС №48 от 2018 года в судебную практику должно войти единообразие по вопросу статуса залогодержателя. Здесь указано, что те кредиторы, которые не включат свои требования в реестр, утрачивают свой статус залогодержателя. Они не вправе требовать реализации предмета залога для преимущественного удовлетворения обязательств перед ними (ипотечная квартира может быть продана для погашения долгов перед всеми кредиторами без учета преимуществ с учетом их доли и очередности).

При реализации предмета залога его начальная цена устанавливается управляющим при согласовании с залоговым кредитором. При отсутствии согласия одной из сторон с предложенной ценой данный вопрос передается на рассмотрение судом. Взыскание залога осуществляется на основании соблюдения таких условий:

  1. Просрочка составила более 3 месяцев.
  2. Размер долга превысил 5% от стоимости имущества.

После того как залоговое имущество было реализовано, то 70% подлежит передаче залоговому кредитору, 20% нужно для погашения иных кредиторских требований, 10% направляется на судебные расходы и вознаграждение управляющего.

Что будет, если должник – собственник нескольких жилых помещений

Если в собственности должника находится несколько жилых помещений, то решение о том, какое подлежит изъятию и продаже, принимает суд.

Такое решение он должен принять при соблюдении баланса интересов кредиторов и должника. В законе нигде нет правила о том, что большая по стоимости или площади недвижимость обязательно должна быть продана.

Ведь в результате этого могут пострадать интересы членов семьи должника.

Обычно суды учитывают, чтобы в сохраняемой за должником жилплощади оставалась нужная по размерам площадь для проживания всех членов семьи. То есть если суд решит продать большую по площади квартиру, то он может автоматически сделать семью нуждающейся в улучшении жилищных условий.

Также суду следует учитывать интересы несовершеннолетних. Если в одной из квартир у детей есть доли в собственности, то без согласия органов опеки на сделку квартиру продать не получиться. А они практически никогда не одобряют сделки, затрагивающие интересы несовершеннолетних.

Нужно также понимать разницу между правом собственности на квартиру и проживанием в ней.

Так, если лицо владеет одной квартирой, а проживает в другой, то это не означает, что у него есть несколько жилых помещений. Взыскание налагается только на квартиры в собственности.

Если недвижимость арендуется у частного лица или муниципалитета, то включить ее в конкурсную массу управляющему не разрешается.

Что будет с единственным совместно нажитым жильем супругов

Единственная недвижимость не входит в конкурсную массу независимо от того, относится ли она к совместно нажитому имуществу или нет. То есть супруга должника может не опасаться за единственную квартиру.

Но если у супругов есть в собственности иное имущество, то по умолчанию на него распространяется режим совместного владения. Такая собственность подлежит включению в конкурсную массу. Она будет выставлена на торги и по результатам продажи супруге банкрота должны передать 50% от стоимости (считается, что каждому супругу принадлежит 1/2 в собственности).

В случае если супруга должника получила квартиру в рамках безвозмездной сделки, и средства из семейного бюджета на нее не тратились, то такая квартира не войдет в конкурсную массу. Дело в том, что это имущество не относится к совместно нажитому и полностью принадлежит супруге должника. Примером может стать унаследованная супругой квартира от родителей или приватизированная недвижимость.

Но если квартира куплена в период брака, на нее устанавливается совместная собственность, даже если фактически расходы на покупку произвел один из супругов. На практике до реализации совместной собственности супругов доходит не всегда и она может быть сохранена за семейной парой.

Таким образом, единственное жилье по результатам банкротства всегда остается за должником. Это правило распространяется как на реализацию имущества при исполнительных производствах, так и в ходе процедуры признания несостоятельности.

Исключение составляют заложенные в ипотеку квартиры: они подлежат изъятию и продаже. В случае если у должника несколько квартир в собственности, то арбитражный суд должен решить, какую из них оставить за банкротом, а какая подлежит реализации на торгах.

При этом судья должен соблюсти баланс интересов кредиторов и самого банкрота.

Не нашли ответа на свой вопрос? Звоните на телефон горячей линии 8 (800) 350-34-85. Это бесплатно.

Источник: https://zakonguru.com/bankrotstvo/fizicheskix-lic/edinstvennoe-zile.html

Могут ли приставы забрать единственную жилую недвижимость за долги по кредиту?

Может ли должник продать единственное жилье

Заёмщики, допустившие длительные просрочки выплат по кредитам, сталкиваются с различными санкциями со стороны банков.

Первоначально банк-кредитор нацелен на мирное урегулирование задолженности, клиенту предлагаются отсрочки платежей, реструктуризация долга.

Принудительные меры (судебный иск и взыскание) применяются против клиентов, не располагающих доходами для погашения кредита или уходящих от контактов с банками.

Судебное разбирательство по вопросу взыскания задолженности грозит неплательщику наложением ареста и последующей реализацией всех активов, в том числе жилой недвижимости.

Согласно статье 69 ФЗ-229, описывающий стандарты исполнительного производства (работа приставов), суд может вынести решение об аресте и последующей продаже единственного жилья для выплаты задолженности за счёт вырученных средств.

В каких случаях сотрудники фссп могут продать единственное жильё в счёт уплаты долга?

Судебные приставы рассматривают арест и последующую продажу единственной квартиры (дома) должника, если нет других возможностей погасить кредит по исполнительному листу.

Например, неплательщик не располагает постоянным доходом (уволился с работы) и дополнительными активами (наличными средствами, ценными бумагами, бытовой техникой).

Арест и продажа единственного жилья проводится при соблюдении ряда условий.

  1. Должник оформил ипотеку под залог единственной квартиры (дома). Ипотечный кредит обычно выдаётся под залог квартиры, в случае неуплаты долга заёмщик лишается приобретаемой недвижимости.
  2. Площадь жилой недвижимости в два раза больше установленных в регионе норм. Например, норма жилой недвижимости составляет 18 квадратных метров на человека, должник один проживает в двухэтажном особняке площадью 100 метров.
  3. Оценочная стоимость жилья покрывает больше 50% долга. Например, особняк должника стоит шесть миллионов, величина долга с учётом судебных издержек составляет пять миллионов.
  4. Задержка платежа по кредиту превышает три месяца. Арест и продажа квартиры применяются к злостным неплательщикам, допускающим значительные просрочки платежей на крупные суммы.
  5. Должник не располагает дополнительными активами. Закон предписывает сотрудникам ФССП выставлять единственную жилую недвижимость на торги в крайнем случае, если все прочие активы уже проданы.

На практике обычно применяется только арест (без последующей продажи) единственного жилья, направленный на защиту собственности от несанкционированной продажи. Должник с семьёй сохраняет право проживать в квартире или доме, но не может продавать, сдавать в наём, обменивать или завещать жилплощадь. Арест прекращает действие после выплаты кредита.

Если после ареста квартиры судебный пристав не получил иных средств для уплаты долга, квартира гражданина выставляется на торги. Предложение о покупке делается кредитору, выручку от продажи направляют для выплаты долга. Если недвижимость не удаётся продать, повторные торги назначаются через год, на это время гражданин может проживать в квартире (доме).

Независимо от стоимости квартиры и суммы долга, гражданин получает средства для покупки нового жилья, по площади соответствующего минимальным нормам. Например, долг заёмщика составил три миллиона рублей, квартиру продали за два миллиона, норма жилой недвижимости в регионе достигает 18 метров на человека.

Стоимость жилья, имеющего площадь в 18 квадратных метров, на рынке составляет 500 тысяч рублей. Для погашения кредита на счёт банка перечисляется 1,5 миллиона, оставшиеся деньги возвращаются должнику для покупки новой квартиры площадью 18 квадратных метров.

Впоследствии возвращённую банком сумму (500 тысяч рублей) должнику необходимо выплатить.

В каких случаях единственное жильё должника защищено от ареста и взыскания?

Большинство заёмщиков законодательно защищено от продажи единственного жилья в случае неуплаты кредита. Работникам ФССП запрещено реализовывать жилую недвижимость в следующих случаях:

  1. Площадь жилой недвижимости меньше установленных в регионе норм. Например, на территории квартиры площадью 150 квадратных метров прописан должник и члены его семьи, всего восемь человек. Нормы жилплощади в регионе составляют 20 квадратных метров на человека или 160 на семью. Законодательство запрещает продажу квартиры.
  2. Сумма долга с учётом судебных издержек меньше 5% от стоимости жилья. Например, должник живёт в личном особняке стоимостью 100 миллионов и задолжал банку 25 тысяч рублей. Работники ФССП не смогут выставить особняк гражданина на торги.
  3. Должник проживает в загородном доме, расположенном на большом участке земли. Например, площадь жилого дома составляет 20 квадратных метров, норма в регионе — 18 метров. Площадь земельного участка — 30 соток. Судебный пристав арестует участок, оставит должнику дом и минимальную площадь для пользования домом, остальную землю продадут на торгах.
  4. Должник зарегистрирован (прописан), но не является собственником единственного жилья. Например, неплательщик зарегистрирован в квартире вместе с родителями, но не оформлял право собственности (свидетельство из ЕГРН). Квартира официально принадлежит родителям, поэтому приставы не могут арестовать и продать недвижимость.

Аресту и продаже единственного жилья предшествует процедура описи имущества, удержание части (до 50%) дохода с банковской карты в счёт уплаты долга. Должнику, оказавшемуся в сложном финансовом положении, рекомендуется заранее самостоятельно заняться продажей квартиры, чтобы выручить за жильё рыночную цену и использовать средства для погашения кредита.

Что делать должнику, если приставы готовятся арестовать и продать единственное жильё?

Гражданину, выступающему ответчиком в суде о неуплате кредита, следует заранее позаботиться о защите жилой недвижимости. Должник может предпринять следующие меры:

  1. Переговоры с банком. Заёмщики, пропускающие платежи по уважительным причинам, могут попросить об отсрочке платежей или продлении срока действия договора для уменьшения долговой нагрузки. Целесообразно уладить проблему в досудебном порядке, чтобы избежать рисков потери жилплощади.
  2. Внесение платежей в счёт погашения долга (на любую сумму). Банки склонны подавать судебные иски против злостных неплательщиков, скрывающихся от кредиторов. Внесение хотя бы минимальных сумм в счёт уплаты долга улучшит репутацию заёмщика, снизит вероятность наложения ареста на единственное жильё.
  3. Регистрация родственников в единственном жилье. Нормы жилой площади оцениваются с учётом всех членов семьи, поэтому следует прописать в квартире дальних родственников или родителей, проживающих отдельно. Дополнительно можно собрать и нотариально заверить показания соседей, подтверждающие факт проживания зарегистрированных граждан на территории единственной квартиры должника.
  4. Переговоры с судебным приставом. Неплательщику кредита, располагающему иными способами погашения долга, следует обсудить с приставом альтернативные возможности возврата кредита. Например, устройство на официальную работу и удержание части дохода с банковской карты.

Согласно закону, должник может подать жалобу и оспорить постановление приставов об аресте и продаже единственной жилой недвижимости, если долг несоразмерен цене квартиры (дома) или у неплательщика есть другие источники для выплаты кредита.

Итоги

Наложение взыскания (арест и последующая реализация) единственного жилья неплательщика — исключительная мера, применяемая к злостным неплательщикам кредитов и гражданам, не располагающим иными активами. Обычно судебные приставы продают ценное имущество должника, удерживают часть дохода в счёт погашения долга.

Единственную жилплощадь продают, если стоимость квартиры (дома) примерно равна величине долга, гражданин занимает метраж, в два раза превосходящий нормы, установленные в регионе. После продажи банк возвращает сумму, необходимую для покупки квартиры (дома) минимальной площади, установленной в регионе.

Единственное жильё должника защищено от взыскания, если сумма долга несоразмерно меньше стоимости квартиры (дома) или жилая площадь (в том числе метраж на человека) меньше установленных норм. Должнику, не имеющему возможности погасить кредит, лучше самостоятельно продать жильё по рыночной цене, чтобы не потерять деньги.

Источник: http://nebogach.ru/credit/mogut-li-pristavy-zabrat-edinstvennuyu-zhiluyu-nedvizhimost-za-dolgi-po-kreditu/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.