Мараген Партнеры. Хеджирование валютных рисков

РУССКИЙ | ENGLISH
Корреляции рынков. Корреляционная диагностика статистической предсказуемости ФОРТС.
Eжемесячный обзор, распространяемый по подписке. Целевая аудитория: управляющие активами, аналитики, УК, ПИФ, НПФ.

Риск

Риск – это степень неопределенности касательно будущего изменения некоторого показателя. Деятельность экономического агента характеризуется риском, индивидуальным для данного экономического агента. В контексте активного валютного менеджмента, выделяют риск денежных потоков, балансовый риск, и экономический риск.

Согласно этому определению, риск характеризует будущее и потому зависит от временного горизонта. Следовательно, оптимальные решения по снижению риска, такие как стратегии хеджирования, предполагают эволюцию во времени. Мы называем это динамическим хеджированием.

Риск также зависит от степени информированности экономического агента, поскольку "неопределенность" -- понятие субъективное. В рамках современной портфельной теории, сформулированной и ставшей популярной в 60-70 годы, все экономические агенты одинаково информированы, и поэтому, понятие риска становится объективным, то есть, не привязанным к субъекту. Это дает то техническое преимущество, что риск становится объективной эконометрической величиной, математическим свойством временных рядов, таким как волатильность. В то же время, теория становится неспособной на концептуальном уровне к описанию процесса создания так называемой избыточной доходности, обозначаемой термином Альфа.

Подход современной портфельной теории к риску, основанный на гипотезе эффективных рынков, представляет собой упрощение по сравнению с более ранними и более утонченными подходами (Бенджамин Грэм и его школа, видным представителем которой является Уоррен Баффет). Часто вспоминают лекцию Баффета "Что должен знать о бизнесе каждый юрист", где он обратился к примеру из своей практики, приведя историю своего приобретения компании "Вашингтон Пост" на фондовом рынке за $80 миллионов. Согласно Баффету, вся компания стоила бы на частном рынке $400 миллионов. "Теперь, со всей этой теорией беты и современной портфельной теорией, если бы мы купили компанию за $40 миллионов, мы бы совершили более рискованную сделку, чем та, что мы совершили в действительности, несмотря на то, что компания стоила $400 миллионов -- потому что тогда волатильность была бы больше. С этого момента, я перестал их понимать"-- признался Баффет, имея в виду теоретиков эффективных рынков и современную портфельную теорию.